ПЕЛОСИ НА ТАЙВАНЕ: «ЕЩЕ НЕ ВОЙНА, НО БОМБА МОЖЕТ ВЗОРВАТЬСЯ»,

Дата: 09:08, 03-08-2022.

считает китаист, эксперт в области китайских и азиатских исследований Антон БУГАЕНКО

Во вторник, 2 августа, самолет ВВС США со спикером палаты представителей американского Конгресса Ненси Пелоси на борту приземлился на острове Тайвань. Пекин сразу же выразил решительный протест и осуждение. МИД Китая заявил, что это серьезно нарушает принцип «одного Китая», а также положения китайско-американских коммюнике. Как бы прокомментировали это событие?

- Это - довольно крупная эскалация, но она пока не заходит за рамки того, чтобы ее назвать четвертым Тайваньским кризисом. Дело в том, что ухудшение отношений как между США и Китаем, так и в более широком плане среди международных игроков в последнее время зашло настолько глубоко, что даже такие сильные жесты, как визит на Тайвань спикера палаты представителей Конгресса Нэнси Пелоси уже не воспринимается как что-то из ряда вон выходящее. Также, как и последовавшее вслед за этим (в тот же вечер, 2 августа) сообщение в Восточной зоне боевого командования китайской армии о начале серии военных операций около Тайваня; проведении китайскими военными в Тайваньском проливе боевой стрельбы на дальнюю дистанцию и боевых пусков ракет с неядерной боевой частью в море к востоку от Тайваня.

То есть, если мы рассмотрим концепцию окно Овертона, то как раз-таки в последние годы это окно постоянно расширялось. По этой причине происходящее (вокруг Тайваня) не выглядит чем-то из ряда вон выходящим. Событие, конечно необычное, но оно не кажется настолько серьезным, что могло бы привести к войне.

При этом, судя по возрастающей напряженности, можно предположить, что все идет к крупномасштабному конфликту, но его кульминация произойдет не сейчас, то есть не в данный момент. Объяснить это можно тем, что эскалация конфликта не отвечает интересам ни одной из сторон. Ни США, ни Китай не заинтересованы в разрастании конфликта.

 

- Но чем объяснить, прогнозирование многими международными наблюдателями обострение конфликта вокруг Тайваня. Причем некоторые из них испытывают уверенность в его перерастании в боевые действия?

- Международные комментаторы, ожидающие конфликт (на Тайване), в первую очередь, исходят из эффекта, произведенного решением России в свое время в отношении Украины (имеется в виду решение начать специальную военную операцию [СВО] на Украине). Россия все равно пошла на ситуацию lose-lose, то есть переходя в положение, когда от этой ситуации все проигрывали. Но если сравнивать ситуацию между Китаем и США, то здесь ситуация немного другая. Потому что в данном случае Соединенные Штаты являются инициатором эскалации, так как они больше заинтересованы в инициировании конфликта. Будучи доминирующей державой, США отвечают на выдвижение нового претендента (КНР) на роль гегемона. Соответственно, они (США) вынуждены действовать проактивно, так как время - на стороне Китая.

 

- То есть агрессивные действия США обусловлены намерением устранить «наступающего на пятки» экономического и политического конкурента в лице Пекина?

- Да, здесь речь идет о конкуренции (между КНР и США) и борьбе за мировое лидерство в целом, и здесь Китай является восходящей державой, причем время работает в его пользу. И, соответственно, Соединенным Штатам нужно действовать на опережение и в этих целях - даже провоцировать Китай. То есть в данном случае США поступают в отношении Китая в принципе точно также, как Россия действовала в украинском кризисе (по отношению к Украине). В том конфликте Москва видела свои ухудшающиеся позиции и ей нужно было как-то реагировать на это ухудшение, результатом чего и стала СВО. То есть, если проводить сравнительные параллели между тайваньской ситуацией и украинским конфликтом, то мы видим на месте России не Китай, а Соединенные Штаты.

 

- Хотя фактически украинский кризис спровоцировали агрессивные действия Киева при поддержке Запада, тем не менее принято считать, что в дилемме «начинать или не начинать наступление» официально первой о проведении СВО объявила Россия. А в назревающем тайваньском конфликте кто, по вашему мнению, первым из противостоящих игроков (США – КНР) может нажать на спусковой крючок?

- Тут надо отметить, что США при всей агрессивной риторике, похоже, пока не готовы, выражаясь образно, первыми нажать на спусковой крючок. Соответственно, если они не готовы выстрелить, то данный кризис может разразиться в нечто большее только в том случае, если первый выстрел раздастся со стороны Китая. То есть нельзя прямо утверждать, что Вашингтон намерен прямо эскалировать ситуацию и провоцировать Пекин на какие-то действия. Потому что следует иметь в виду наличие в Соединенных Штатах большого количества групп влияния, игроков, у каждого из которых есть собственный взгляд на вопросы внешней политики. Допустим, у Пелоси, представителя законодательного органа, – один взгляд, а у президента Байдена, как у руководителя исполнительной власти – другая точка зрения.

 

- Кстати, о расхождении взглядов этих политиков говорят отдельные факты. Когда стало известно о поездке Пелоси на Тайвань, президент Байден не поддержал ее, а вместо этого сказал: «Министерство обороны считает, что это не очень хорошая идея». Кроме того, Байден устами пресс-секретаря, по сути, дистанцировался от планов Пелоси, заявив, что она должна сама принять решение о поездке…

- Совершенно верно. За проявлениями тех или иных решений Белого дома просматриваются внутриполитические аспекты мотивов различных политических групп. В итоге можно предполагать, что каждая из сторон данной конфликтной ситуации, помахав шашками, может достичь желаемых целей. С одной стороны, власти США смогут продемонстрировать, что они в состоянии совершать такие жесткие жесты по отношению к Китаю.

Особенно это важно сейчас для демократов, так как их постоянно упрекают в мягкости. Да и наблюдатели отмечают, что для демократов промежуточные выборы в Конгресс осенью 2022-й года могут стать катастрофой. А тут события вокруг Тайваня предоставляют удобный случай доказать, что это не так. Думаю, основной интерес Пелоси, как спикера палаты высшего законодательного органа и представителя Демократической партии США в поездке на Тайвань заключается в том, чтобы подправить поблекший за последнее время имидж этой партии.

С другой стороны, и Китай получает удобный предлог для наращивания военных расходов, а также повод для перехода на более мобилизующую риторику…

 

- Очевидно, в КНР патриотические лозунги особенно важны в преддверии ХХ-го съезда Компартии Китая и новых задач, которые будут поставлены перед страной?

- Да, патриотические, мобилизующие население КНР призывы, думаю, обретают особое значение и в преддверии ХХ съезда КПК, и в послесъездовский период. Считаю, что нынешний тайваньский кризис из разряда стратегии win-win, означающей победу без проигравших. То есть, когда обе стороны идут на эскалацию, но потом после завершения конфликта и те, и другие (и американская, и китайская стороны) только выигрывают. Разумеется, в случае, если тайваньский конфликт выльется в войну, то тогда эффект win-win обнулится или, другими словами, будет растерян.

При этом на ход конфликта вокруг визита на Тайвань американского представителя может повлиять и личностный фактор, хотя я сомневаюсь, что он будет существенным.

 

- Под личностным фактором вы имеете в виду…

- Я имею в виду конкретные политические фигуры, вовлеченные в этот конфликт. Допустим, Пелоси, если бы запланированный визит сорвался, могла испытать бурю негодования из-за нереализованных амбиций, а также уязвленное чувство собственного достоинства с определенными вытекающими последствиями. То же самое можно сказать на возможную реакцию лидера КНР Си Цзиньпина, который также готов взвинчивать ставки пред лицом жестких действий и заявлений со стороны Белого дома. То есть вероятность того, что конфликтная ситуация вокруг тайваньского вопроса может скатиться (к войне) под влиянием субъективного волевого личностного фактора конкретных политиков, - она присутствует. Мне кажется, мы всегда идем по кромке лезвия ножа, и в любое время мир может скатиться к катастрофе.

Конечно, мы ведем речь лишь о вероятности сценария. Несмотря на сильный ажиотаж комментаторов вокруг Тайваня, я не оцениваю вероятность риска (близкого к катастрофе) как высокую. Потому что, как мне кажется, во-первых, подобный ажиотаж вызван эффектом украинского кризиса и России. Во-вторых, двусторонние отношения Китая и США – самое основное сегодня в мире. От них зависит очень и очень многое, если не все. Соответственно, сосредоточенность на отношениях этих стран очень высока. Поэтому в данный момент на любом таком кризисе отмечается наибольшая сфокусированность внимания мировой общественности.

 

- Несмотря на многочисленные предупреждения КНР, Пелоси - политик, нарушающий принцип «одного Китая», 2 августа все же прибыла на Тайвань. Чем, на ваш взгляд, руководствовался Пекин, воздержавшись от радикальных мер против ее авиалайнера (ранее обсуждалась вероятность введения бесполетной зоны над островом, то есть с угрозой поражения самолета)?

- «Сбивать» или «не сбивать» самолет Пелоси… Если бы это было наглым визитом напрямую, как это началось с начала, когда все начали отслеживать маршрут движения самолета Пелоси, тогда, я бы мог предположить, правда с небольшой долей вероятности, что с ее лайнером могли бы поступить именно так (применить средства ПВО). Хотя, конечно, негативные последствия от такого шага могли бы быть очень большие. Но Пекин не пошёл на столь кардинальную меру, и это подтвердил факт благополучной посадки самолета Пелоси в Тайбэе. Для китайской стороны отпала необходимость идти на столь радикальные шаги хотя бы потому, что заранее президентом Байденом дипломатично в публичном медиапространстве был подан сигнал китайской стороне о том, что «это не наши действия», «это не мы делаем».

Еще один признак в пользу того, что войны не будет – такой довод: обострения, подобные тайваньскому, в отношении китайских морских границ регулярно случались и раньше, хотя они и не назывались, например, четвертым тайваньским кризисом. Конфликты происходили не только с Тайванем, но и с островами Дяоюйдао (Сенкаку), и с Парасельскими островами, и архипелагом Спратли в Южно-Китайском море.

Но факт состоявшегося визита Пелоси на Тайвань не должен притуплять бдительности, истолковываться как спад напряженности или означать смирение одной из сторон. Можно сказать, что рано или поздно, то, что происходит сегодня вокруг Тайваня, может перерасти в нечто более серьезное. Есть ощущение, что ситуация здесь может взорваться, но не сейчас. Тайваньский кризис можно назвать, действительно, бомбой замедленного действия под международными отношениями, и рано или поздно она может сдетонировать.


Источник фото: из открытых источников

Поделиться новостью: