Как в Синьцзяне борются с экстремизмом

Дата: 00:13, 31-12-2019.


Пекин. 31 декабря. Silkroadnews - В последнее время очень много разной информации публикуется в интернете и других СМИ о ситуации в Синьцзяне, порой весьма противоречивых. На разных сайтах рассказывают об ужасах и притеснениях мусульман в последние три года. И для Казахстана, который имеет с данным регионом более 1700 км общей границы, немаловажна реальная обстановка и положение дел в этом горячем регионе.
Часто выезжая в Китай на разные форумы и по проектам сотрудничества, я вынужден каждый раз летать через Урумчи – административный центр Синьцзяна. Да и после распада Советского Союза, многие казахстанцы, в том числе дунгане занимались бизнесом в приграничных городах региона. Поэтому и я много ездил в города СУАР, здесь много знакомых, друзей и родственников. Как живут в Синьцзяне казахи, дунгане, уйгуры и другие этносы, какая там обстановка в данное время, как чувствует себя местное население в связи с проводимой политикой предупреждения и борьбы с экстремизмом?      
Сначала проанализируем ситуацию в Синьцзяне, где последние двадцать с лишним лет произошли известные трагические события, в результате которых погибли мирное население, резко усилились сепаратистские настроения. Невольным свидетелем первых экстремистских проявлений и антикитайских выступлений в Кульдже (Инин) я стал в 1997 году, куда поехал по своим коммерческим делам накануне нового года по китайскому календарю. Главным требованием группы явно подготовленных молодчиков было отказ от всего китайского, расширение политических прав, противодействие миграции из других регионов Китая, независимость региона. Предпосылок для протеста казалось, что не было. В начале 90-х годов Инин (Кульджа) стала туристическим и торговым центром Центральной Азии: сюда хлынул поток коммерсантов и бизнесменов из бывших республик Советского Союза за доступным и дешевым ширпотребом и другими товарами повседневного спроса. И некогда захолустный и маленький городок начал быстро развиваться: появились многочисленные базары, гостиницы, торговые центры, которые не могли вместить всех желающих.
Появились и инвесторы со всего Китая, местное население тоже быстро стало богатеть. Мои знакомые и партнеры из числа местных уйгуров, дунган, казахов, китайцев стали зарабатывать большие деньги, строить коттеджи и особняки, гостиницы и производства. Быстрыми темпами росла зарплата, востребованность в рабочих специальностях, казалось, живи и радуйся.
И как гром средь ясного дня стало выступление экстремистских группировок. Погромы, убийства, поджоги торговых центров. Ушёл бизнес, инвесторы, туристы. Затем уже была череда подготовленных экстремистских и террористических провокаций в столице СУАР городе Урумчи, в других населенных пунктах Синьцзяна. Почерк подготовленных молодчиков и террористов стал уже жестче и агрессивней: убивали ни в чем не повинных, мирных людей, в первую очередь, китайцев, а затем уже представителей всех нетюркских народов. Убивали и местных представителей духовенства, не поддержавших террористов. А затем, теракты уже перенесли в другие регионы Китая.
И надо сказать, что абсолютное большинство население самого Синьцзяна, будь то уйгур или казах, дунганин или китаец были решительно против этих экстремистских проявлений. Но экстремистов поддержала определенная часть местного населения, в основном это была молодежь.
И тут надо отметить, что с началом политики Открытости и реформ, в стране была дала полная свобода иностранным религиозным эмиссарам и проповедникам. Они свободно приезжали в страну и проповедовали различные течения, порой явно радикального характера. Ими были созданы школы, детские сады, лицеи при мечетях, где они проповедовали чуждые для Китая, да и Ислама учения и философию. Это, на мой взгляд, стало главными причинами возникновения радикально настроенной молодежи. Конечно же, все действия экстремистов и террористов спонсировались и руководились из-за рубежа: многие радикалы обучались в зарубежных лагерях в Афганистане, Пакистане, Ближнем Востоке.
    И весьма понятны и ожидаемы политика и меры местных властей Синьцзяна по противодействию экстремизма и обузданию терроризма, принятые в 2016 году.  Без кардинальных и серьезных мер невозможно было решить накопившиеся за четверть века проблемы. И эти меры, конечно же, вызвали резонанс в мире, особенно, в свете тех фейковых рассылок и статей, подготовленных зарубежными кукловодами и режиссерами всех этих провокационных событий в Синьцзяне.
Конечно же, при проведение этих мер по противодействию экстремизма и терроризма, были на первых порах и перегибы местных властей: запрещали во многих мечетях обучению ислама и чтению Корана, запретили и посещение мечетей прихожанами из других мест, запрещали и исламские приветствия и ритуалы. Своевременные действия и поправки Центральных властей Китая, и особенно, приезд в Синьцзян члена Политбюро ЦК КПК, председателя НПКСК  Ван Ян сыграли важную роль в возвращение в русло законности мер правительства СУАР в борьбе против экстремизма и терроризма.
За последние три года я несколько раз посещал Синьцзян, его административный центр Урумчи, также Или-Казахскую автономную область, приграничный город Хоргос. Так как интернет рассказывал об ужасах и беспределе властей региона, мне важно было самому убедиться в реальной обстановке на местах. Тем более, что в Инине (Кульджа) проживали мои многочисленные друзья, партнеры по бизнесу и родственники.  Первое, что бросалось в глаза, это многочисленные пункты проверки документов, наличие большого числа полиции и военных, камеры наблюдения на всех перекрестках улиц и зданий.
Для большинства местного населения усиление проверки и контроля, регулирование перемещения людей по региону и за пределами, ограничения в совершение религиозных обрядов и традиций вызвали неудобства и возмущения на первых порах. Но абсолютно все население региона было согласно с тем, что стабильность и безопасность Синьцзяна, мир и процветание населения стоят этих превентивных мер.
Мой партнер по бизнесу Кащим (имя изменено) рассказывает о центре по профессиональной подготовке и обучению, где ему тоже пришлось обучаться. В день им на питание выделяли по 80 юаней, что очень много по синьцзянским меркам; их не заставляли работать – только учились по 6 часов в день. Никаких мер против религии или ислама в этих центрах не было: даже еду им давали «чын джын» - халал.
Причем учителя и охранники были очень вежливы и культурны. Если кто-то заболел, то сразу возили бесплатно лечить в больницы. Конечно, он жалеет, что попал в этот центр и потерял там год своей жизни. Но он не обижается на власть и считает, что сам был виноват в этом. Другие мои друзья, религиозные деятели, торговцы, крестьяне, кого я спрашивал о ситуации в регионе, все считают, что эти меры были необходимы, и они достигли своих целей: Синьцзян стал самым безопасным регионом Китая. За три года не было совершено ни одного теракта, исчезла преступность, увеличился поток туристов в Синьцзян. А с туристами оживилась и торговля, и производства, многочисленные кафе, рестораны и гостиницы забиты клиентами, открываются новые торговые точки.
В недавнем интервью корреспонденту немецкой газеты Президент Казахстана Касымжомарт Токаев сказал, что  казахи, живущие в Синьцзяне, являются гражданами Китая. И что меры по борьбе и  искоренению экстремизма и терроризма - это внутреннее дело Китая, и что многие сообщения о притеснениях казахов не соответствуют действительности. Возможно, что есть единичные случаи попадания казахов, граждан Китая в эти лагеря, но нет массовой или целенаправленной акции, направленной на лиц казахской или другой национальности.
…Побыв недавно с визитом в МЦПС с делегацией банкиров Казахстана, мы встретились с мэром города Хоргос Женис Хадыс, этническим казахом. Мы обсудили сотрудничество Ассоциации банков Казахстана с администрацией города по созданию на МЦПС банковской площадки и механизмов взаиморасчетов для туристов и бизнесменов, приезжающих сюда. В составе делегации мэрии Хоргоса было немало руководителей этнических казахов. Договорились о подписания соглашения на следующей неделе. А выйдя из  МЦПС, сразу за проходной расположился большой базар, где продавали в основном казахстанскую продукцию. И добрая половина продавцов были казахами! В беседе с ними я узнал, что казахстанская продукция пользуется большим спросом и многочисленные гости и туристы из внутреннего Китая приезжают в Хоргос за экологической продукцией из нашей страны. А стабильность и безопасность в Синьцзяне – важное условие для приезда туристов, число которых стабильно и уверенно растет.

Хусей Дауров,
президент Ассоциации дунган Казахстана

Источник фото: из открытых источников

Поделиться новостью: